Баня, водка, гармонь и лосось

Willance.com, Просмотров: 1033

Майский номер русского «Форбса» вышел с провокационным заголовком на обложке: «Россия без нефти и газа». Журналисты издания разыскали в своем списке богатейших людей страны тех, чей бизнес не связан с сырьевыми рынками. Однако это лишь приятное исключение из общего правила, только подтверждающее, что Россия плотно «сидит на нефтяной игле».

Сергей Галицкий, Аркадий Волож, Евгений Касперский… Историю их успеха «Форбс» приводит в качестве примера того, что в России возможно с нуля построить бизнес, не завязанный на сырье или доставшийся в ходе приватизации.

Действительно, и розничная сеть «Магнит», и компания «Яндекс» являются крупнейшими в стране в своих отраслях. Только за прошлый год их капитализация увеличилась вдвое. Вот только упомянутые компании, точнее, их создатели и владельцы, не входят в первую десятку миллиардеров русского «Форбс». Эта «великолепная десятка» представлена исключительно сырьевиками или же предпринимателями, «поднявшимися» на сырье.

В этом состоит коренное отличие от, скажем, американского списка «Форбс», в котором лидируют финансовые и высокотехнологичные компании. Кроме того, и «Магнит», и «Яндекс» полностью или почти полностью «заточены» под внутренний российский рынок. Говорить об экспорте их бизнеса не приходится (если не брать в расчет, что акции, например, «Яндекса», торгуются на зарубежных площадках).

О том, что структура экспорта России в страны дальнего зарубежья сильно «перекособочена» в сторону сырья, не говорит только ленивый. Бороться с «нефтяной иглой» наши власти пытаются давно. Безуспешно. Минутка статистики: в прошлом году, по данным Федеральной таможенной службы, доля топливно-энергетических товаров в российском экспорте достигла 74,5%. По сравнению с 2012 годом она увеличилась на 1,5 процентных пункта. В стоимостном же отношении (по деньгам, которые продукция ТЭК принесла в казну) рост составил 3,6 процентных пункта. При этом сократились, например, доли экспорта металлов, продукции химической промышленности и продовольственных товаров.

Есть, конечно, еще «экспорт мозгов», но вряд ли его можно отнести к несомненным достоинствам страны. Однако их наличие дает надежду на исправление ситуации. Дело за малым – дать частному бизнесу возможности и инструменты для активной зарубежной экспансии. Пока все лоббистские и финансовые инструменты сосредоточены в руках крупного сырьевого бизнеса, рассчитывать на сползание с «нефтяной иглы» не приходится.